Лучший в мире
лёгкий вездеход
RU DE

Женщина за рулем. Исповедь блондинки

От редакции
Автор статьи – журналист, работающий в одном из бизнес-изданий Нижнего Новгорода. Трудно назвать ее блондинкой в том смысле слова, которое закрепилось в анекдотах и народном восприятии. Однако с цветом волос у нее все в порядке. Спешим сообщить, что описанная здесь история благополучно завершилась и ошибки, которая совершила «блондинка», могут стать теми чужими, на которых нужно учиться.

Я – блондинка. Не натуральная, но и не «классически перегидрольная». Может, поэтому все так странно происходит в моей жизни. С одной стороны, я – блондинка. Та самая, которая резко тормозит у обочины, хватает первого попавшегося мужчину и умоляет его показать ей, где у нее «ремень ГРМ, а то мне сказали, что он, скорее всего, лопнул, поэтому у меня двигатель быстро нагревается».

Настоящий мужчина не без удовольствия, подавляя смех, показывает на мотор, говорит: «Там!» – и замирает в ожидании реакции. А реакция простая: я снова набираю номер и кричу, что нашла, где этот ГРМ, и спрашиваю, что теперь с ним делать и надо ли его замотать изолентой, которая без дела пылится в бардачке. Я волнуюсь, у меня «час Х». Я – «звезда», которая сейчас восстановит порванный ремень ГРМ сама и сама (!) – это, кстати, ключевое слово – решит свою проблему. Мужчина в трубке смеется, потому что, как вы уже поняли, пошутил про ремень. Другой не без удовольствия подсмеивается своему невидимому другу. Конечно, уже другу – девушке в очередной раз доказали, что женщина и авто – вещи несовместимые. Но это только с одной стороны! С другой стороны, тешу себя надеждой, что я вовсе не блондинка. И уж тем более за рулем! И не обезьяна с гранатой! Во всяком случае, последние два месяца точно – машина моя, девочка моя ненаглядная, в один ужасный момент ставшая женщиной, в ремонте…

Сложно «быть в образе», когда ты уже два месяца как ходишь пешком по сугробам. Но и в этом свой плюс оказался. Вся эта история с аварией, которая случилась аккурат в первый день зимы, 1 декабря, дала очередные автоуроки. Я с этой аварией убила столько нервных клеток, что даже страшно представить. Делала ошибку за ошибкой.

Ошибка номер раз: телефон должен быть с фотокамерой! Тут надо сказать, что все машины, которые попадались мне на пути и с которыми мы не могли разъехаться, были либо учебные, либо с буквой «У» – мол, могу учудить. И чудили! Чудили в основном по крыльям моей девочки. Шутка ли – три аварии за полгода, и ни в одной я не виновата. За рулем всегда девушка и всегда с неизменной буквой «У». Тут поневоле задумаешься о водительской карме. Простите, отвлеклась.

Так вот, последняя тоже была с буквой «У». Девушка с инструктором субботним вечером задумали недоброе – выехать с прилегающей территории задом на полосу встречного движения. Меня, естественно, не видели, выезжали резво – примерно 20 км/ч (видимо, хотели быстро сманеврировать и уехать). Но не тут-то было – по своей полосе двигалась я. Вот мы и встретились… Вся левая сторона моего капота в крошку, а у учебной «пятнашки» весь зад, простите, в салоне.

Словом, это была жесть. И шок. Глубокий. Соображать я начала ровно тогда, когда увидела, что инструктор начал аккуратно снимать с крыши знак «учебной машины». Но было поздно. Все нужно было снимать на фотоаппарат! К моменту появления славного «гайца» на месте аварии уже появился знакомый инструктора из «автошколы», который, собственно, встретил «мою милицию, которая меня бережет», и провел с ним первые переговоры. Только потом я осознала, о чем, – учебные машины должны быть застрахованы КАСКО, а у той, с которой «встретилась» я, не было даже ОСАГО. В общем, будь камера, судились бы мы долго – мало того, что к моменту появления ГАИ не было речи о том, что я «встретилась» с учебной машиной, так еще и за рулем чудесным образом по документам оказалась не ученица, а сам инструктор. За такие маневры, как выезд задом с прилегающей территории, по голове не погладят. Тем более учебную машину без страховки, катающуюся в субботу в десять вечера, скорее всего без путевого листа. В общем, доказательства у меня остались только словесные. Исчезли окончательно даже словесные уже дома, когда я осознала, что подписала карту-схему, в которой стояла роспись не девушки-водителя, которая стала пассажиром, а самого инструктора. Но это был уже второй «звоночек».

Ошибка номер два. Первый «звоночек» прозвучал, когда я поняла, что не получила от «гаишника» никакого письменного подтверждения о том, что было ДТП. Ни справки, ни сама не зарисовала карту-схему, ни сняла ничего на камеру, ни зафиксировала в травмпункте «небольшое сотрясение мозга, полученное в результате ДТП». Ровным счетом ни-че-го! Поэтому, собственно, когда в воскресенье днем зазвонил телефон и высветился номер «виновника торжества», я поняла, что совершила «сто пятнадцать ошибок» и стоит согласиться встретиться с ним до «встречи с дознавателем». Схема была простая: я получаю деньги по своей КАСКО, а они ремонтируются за счет моей ОСАГО. В общем, мне предложили подумать и взять вину на себя за небольшое вознаграждение. Подсудное дело. Но то, что я услышала дальше, было еще более подсудным – иначе я у дознавателя увижу новую карту-схему ДТП со своей росписью. «А какие у меня доказательства, что все было именно так, как я считаю? Может, мне приснилось, что они совершали запрещенный прием! И девушка за рулем тоже была частью моего «эротического» сна, равно как и знак «учебная машина». В общем, от «сделки с совестью» и взятия вины на себя, равно как и от новой карты-схемы, меня спасло тогда только одно – привычка носить диктофон на сложные переговоры. Я бы могла сказать, что их лица я буду помнить долго, но на самом деле я их уже забыла. Потому что потом были ошибки в общении со страховой компанией.

Ошибка номер три похожа на вторую – опять проблема с документами. Ненавижу бюрократию, но каждый раз забываю, что моя страховая – это один большой и жирный бюрократ. Не называя имен, скажу, что это старейшая и крупнейшая страховая в России. Догадались? Ну и славно. Значит, дальше уже представляете. На осмотр они не приехали. Не то чтобы машина была нетранспортабельна – просто ущерб был настолько велик, что хотелось, чтобы ее осмотрели уже разобранную в моей мастерской и мои мастера пальцем ткнули – где и что надо менять. В общем, на осмотре оценщиков не было. Было холодно, жить без машины не хотелось, поэтому, чтобы ускорить процесс, полуразваленную машину, у которой снесено больше половины переда, но она еще на ходу, я пригнала в «центр урегулирования убытков» сама. Надо было видеть лица других людей, когда они видели меня в потоке. Веселилась я тогда от души – подмигивала им многозначительно: «Ребята, бойтесь меня, а то и в вас въеду от души – у меня еще правая сторона на месте, есть чем целиться!» В итоге складку на крыше, которую не зафиксировали в ГИБДД, на осмотре не заметили. Заметили ее только в процессе разбора моей девочки. Оценщик уже был в отпуске, в страховой компании прямо сказали: дайте взятку «гаишнику», иначе мы вам не учтем эту складку. Сами понимаете, это и на замену кузова может потянуть. Им это не надо. К «гаишнику» возвращаться было не с руки – там меня уже не любили за несговорчивость. Машина стояла разобранная, мне грозили пени за простой ремонта. Надо было начинать судиться…

Ошибка номер четыре. Поспешишь, как известно… В общем, я спешила. Было холодно, ездить через весь город на работу на общественном транспорте было противно до невозможности. Поэтому моя зарплата оседала в основном в карманах «бомбил» и таксистов. Я спешила, и ремонт начала до получения выплаты. Поэтому в середине процесса я оказалась на пороге нового года, когда никто не работает, с разобранной машиной, разбитым сердцем, пустым карманом, кучей историй из интернета о «сложности судебной тяжбы со старейшей страховой компанией в стране» и выбором: судиться или нет? Предварительная калькуляция, оказалось, покрывала мои расходы, а ребята из мастерской преподнесли новогодний подарок – вытянули крышу бесплатно. Поэтому на суд я тогда плюнула. Первый раз.

Ошибка номер пять – плюнуть на суд и во второй раз. Все мы знаем, что по закону страховая компания выплачивает деньги в течение 15 дней. Только не моя. Машину-то мне сделали, а денег все не было. В мастерской это мало кого волновало. Поэтому я влезла в долги в надежде, что вот-вот-вот мне упадут на карточку деньги за ремонт. А деньги все «не падали и не падали». Тут нужно было подать заявление с требованием объяснить причину задержки выплаты и, отсчитав 10 дней с момента подачи заявления, идти в суд и получать компенсацию за задержку выплаты. Но я дала маху. В страховой компании через месяц меня успокоили: сказали, что «вот-вот, сами понимаете – праздники». И я почему-то поняла. Ох, сердце мое блондинистое. Машину со сделанным кузовом я получила обратно. А вот внутренности чинить было не на что. Там ремонту-то всего-ничего – тысяч на пять, а чинить уже было не на что. Деньги по-прежнему не приходили.

Окончание следует.